LOGO banner23

НИКАБ У ВОЛЖСКИХ ТАТАР

c02

НИКАБ У ВОЛЖСКИХ ТАТАР

Автор: Мансур Ханафи

Многие соплеменники и иностранцы говорят, что хиджаб не является традицией татар. Мол, татарки никогда не покрывались, носили калфаки и были secular изначально. При этом татары и их «татарский» Ислам в этом смысле часто ставится в пример, как Ислам выхлощенный и беззубый. К счастью, это большое заблуждение, так как в этнографических записях сохранены описания соблюдения татарками норм шариата, вплоть до закрытия лица.

Скачать бесплатно темы Joomla. Плагины Joomla на joomlaru.com _j19__

Наши предки отличались своей религиозностью даже по меркам окружающих народов — и просто не могли игнорировать положения, которые приняты в ханафитском мазхабе за основу. Мы приведём для вас некоторые заметки, чтобы разрушить устоявшийся стереотип в обществе. Мы призываем дать женщинам свободу надевать то, что они хотят и видят нужным в соответствии со своим пониманием религии, не опираясь на мнения невежд из числа радикальных секуляристов:

«Чем татарин богаче, тем более укрывает свою жену. В бы­ту бедного, рабочего люда, как городского, так и сельс­кого, такое укрывательство женщины, разумеется, не­возможно; но и бедная женщина этого класса при встрече с мужчиною обязана закрыть свое лицо или по крайней мере отвернуться от него при разговоре…» (П. В. Знаменский «Казанские татары», с. 16, Казань, Издательство «Иман», 2004.).

«Когда идут женщины их по улице, то лицо занавешивают, да и дома не кажутся» («Описание всех обитающих в российском государстве народов», с. 16, Санкт Петербург, 1799 г.).

«Татарки любят наряжаться еще в большей степени. Одежда их состоит из ситцевой или шелковой рубашки, доходящей до пят, с яркими нашивками по краям и с широкими оборками по подолу… На голову бедныя повивают узорчатыя по концам полотенца, а богатыя надевают шелковыя, в виде повязки, с дорогою бахромою, позументами и драгоценными камнями, или же бархатныя шапочки, отороченныя соболем. Сверх всего они покрываются длинным вуалем из тюля… Поверх рубашки, как и мужчины, татарки носят два камзола, из коих нижний, зилян, без рукавов, из шелковой материи, обшитый по краям галуном и с карманом на боку. Верхний камзол делается из парчи, с очень длинными рукавами. Вместо камзола теперь, впрочем, чаще носят просто халат из парчи, шелковой материи или из китайки с длинными съуживающимися к концам рукавами, халат этот накидывается на голову и служит, таким образом, вместо чадры» («Народы России», с. 256, Санкт Петербург, 1878 г.).

«У себя дома женщины и девушки оставляют свои лица открытыми. Снаружи они носят большое покрывало на голове, которым закрывают лицо, когда они не заняты. Те, кто живет в достатке, соблюдает этот обычай более строго». (Ф.Х. Паули. «Этнографическое описание народов России». 322нче бит, Санкт Петербург, 1862 ел).

«Второстепенными татарками в Казани назову я тех, которые не так богаты, как первые, или хотя и богаты, но не так важничают. Они несколько позволяют себе свободы подышать чистым воздухом, то есть чаще выставляют нос из под своего покрывала, сидят под окном и не всегда от него бегают, когда увидят проходящих, развъ пройдет мимо дома богатый, значительный татарин. Второстепенные также занимаются хозяйствомъ, смотрят за стряпкою, иногда делают сами пироги и пельмени, выходят на двор смотреть чисто ли в конюшне и в коровник. Тут они не всегда закрываются при встрече с домашними мужчинами, выключая свекра. В гости часто ходят пешком, выставляя при том нос и один глаз». (Фукс, Карл Фёдорович, Казанские татары в статистическом и этнографическом отношении).

«Tartar women, muffled up to the eyes, and covered with rich veils embroidered with gold and silver, pass with a grave and solemn step. (Татарские женщины, закутанные до глаз и покрытые богатой вуалью, расшитой золотом и серебром, проходят серьезным и торжественным шагом)» (Edward Tracy Turnerell «KAZAN, The Ancient Capital of Tatar Khans», 1854, page 31.)

«К 6-ти часам вечера 16 сентября мы прибыли на ямской стан в тартарской деревне, как раз когда мужчины выходили из бани, а женщины и девушки только туда собирались. Нас очень позабавило, как заботливо они прикрывали свои носы: показывать нос мужчинам считается у тартарок верхом непристойности». (Лепле Ф. Путешествия по России (1844, 1853) // Иностранная литература. 2018. № 7. С. 131–179.)

«В то время среди башкир бытовала такая игра и между джигитом и девушкой: если джигит на своем коне не может настичь девушку-всадницу, он получает от нее удар камчой по спине, если же ему это удается сделать, он получает право на поцелуй. Однако, когда большинство жителей нашего аула стали составлять татары, среди которых мусульманская культура и традиции занимали господствующее место, наши женщины под их влиянием стали ходить, полуприкрыв лицо кончиком платка, и уже речи о верховой езде не могло и быть. У бурзянских же башкир тюркские обычаи продолжали бытовать дольше». (Әхмәтзәки Вәлиди Туған, Воспоминания. 1 том).

«Три дня я бродилъ съ жандармами по городу. Татарки съ покрытыми лицами, скуластые мужья ихъ, правовѣрныя мечети рядомъ съ православными церквями — все это напоминаетъ Азiю и Востокъ». (Александр Герцен, Собрание сочинений в тридцати томах, том восьмой «Былое и думы, 1852-1868» стр. 225, Москва, 1956г.)

Почему же девушки перестали соблюдать одежду, полностью соответствующую всем канонам шариата, до такой степени, что наши матери уже просто не помнят, что такое зур яулык? Отвечает коммунист:

«Новаторы требуют снятия чадры с татарки. Духовенство и кадимисты оказывают отчаянное сопротивление всему этому. Новаторы предаются «проклятию», местами открытые ими так называемые новометодные школы насильно закрываются, введенные ими в употребление учебники гражданских предметов на татарском языке предаются сожжению, учителя подвергаются избиениям и т.д. Но все это не помогает, победа остается в конце концов на стороне новаторов. В результате появляются татарская литература, татарский театр и татарская национальная гражданская школа. Татарки скидывают свою чадру». (Султан-Галиев, Мирсаид, Методы антирелигиозной пропаганды среди мусульман, 1922)

Впрочем, здесь есть некоторое сокрытие. Историк Адиб Халид, профессор Carleton College, изучавший Ислам Средней Азии в период СССР, заявляет, что и в 20-ых годах большинство работающих, даже в политической сфере, женщин продолжало носить закрытую одежду. (Ислам после коммунизма, с.111).

Можно предположить, что такая ситуация наблюдалась с некоторыми оговорками и в Поволжье. Ситуация сильно переменилась из-за насилия, устроенного большевиками во время так называемого «великого перелома», когда ломались все мечети и расстреливали имамов и ишанов. Впрочем, тот же Адиб Халид пишет, что «паранджа полностью исчезла только в 1950-е годы».

Таким образом, татарки носили закрытую одежду вплоть до падения Российской империи и агрессивного насаждения прогрессивистских атеистических взглядов.

Автор не хотел сказать, что история нашего народа должна быть каким-то ограничением возможности соблюдения соплеменниками норм шариата. Но прочтения нашей истории со стороны современных безбожников и опора на адаты 70-летнего секуляризма — это противоречит и нашей истории, и, Аллах бирса, нашему будущему.

c01

c03

c04